На следующее утро

27 июня 1993г.
воскресенье
11–20

На следующее утро самочувствие оставляло желать лучшего. Я чучелом валялся на диване, даже шевелиться было в тягость. Изредка выбирался на кухню, заглядывал в шкапчик и холодильник, что–то жевал и чем–то обильно запивал, боролся с похмельной апатией, между делом прислушивался к посторонним телефонным разговорам. Жорка долго, нудно, с просьбами продиктовать, а потом еще раз повторить, договаривался о встрече с неким Геннадием Ивановичем, убывшим на дачу и теперь объяснявшим, как туда добираться.

Минут за десять Жорик уяснил маршрут следования к садово–огородным делянкам, повесил трубку и, зайдя ко мне в комнату, пояснил суть переговоров: «Слышь, студент. Есть дела. Еще один лишенец нарисовался. Работает в ЖЭКе, а хочет министерскую зарплату и черную «Волгу» с номерными знаками серии МЕЧ. Не знаешь, откуда такие бакланы берутся?»

Я неопределенно зевнул и побрел на кухню. Жорик последовал за мной. Пока я отпивался кефиром, он расписывал план дальнейших действий и заодно мастырил скорый завтрак на двоих – бутерброды, омлет, кофе:

– Значит так. Я к Геннадию на дачу. Ты давай очухивайся потихоньку и вали в магазин. Купи нормальный телефонный аппарат. «Панасоник», запомнил? А то эта рухлядь глухая уже забодала. И еще. Со следующей недели начнем общаться с солидными лосями. Поэтому нужны утюг, гладильная доска и стиральная машина. Автомат, шведская или немецкая. Итальянскую бери в крайнем случае. Просек? Да, и это, не забудь про кофемолку, возьми тоже. Молотый выдыхается, зараза…

Жорик метался по кухне с туркой в руке. Я, позевывая, в такт метаниям покачивал гудящей головой.

– Эй!!!! Не спи, замерзнешь! Запоминай. Чтоб стиралка была с доставкой и установкой. С магазинами не парься. Иди туда, где видак с телевизором брали. Сегодня работают до трех, сделают все в лучшем виде, я спрашивал. Называется «Импульс», улица Александра Невского. Помнишь? Так вот, мотай на ус первое правило покупателя – не меняй продавца до тех пор, пока тот не облажается. Если видак с ящиком устраивают, дуй на Невского и оплачивай. Все ясно? Лавэшки щас получишь. И это, не забудь. Вечером пойдем в ресторан. Подготовься. Нужен приличный вид и все дела. Отметим начало новой серии. А то вчера не получилось.

Жорик сунул руку в карман, достал увесистую пачку долларов, из которой выцарапал немножко купюр и протянул со словами:

– Только без гусарства. Сдачу оставь на потом. В видеопрокате боевиков каких–нибудь возьми. На завтра дел никаких не намечается. Посидим дома, как жить дальше покумекаем. Заодно кинчик позырим.

Откуда у Жорика появилась наличность, я даже гадать не стал. Пусть голова нещадно болела, но сообразить труда не составило – забрал у давешней убиенной четверки, не зря барсетки собирал. Наверное, они – криминальные спортсмены–рэкетмены – являлись для Жорика единственным источником доходов. А мне что делать? Как дальше жить?

Я вздохнул, сел за стол. Взбодрился свежим кофеем с бутербродиками, потом закрыл за Жорой дверь, послонялся по квартире и наконец–то ощутил прилив сил. Ходить можно. Я не спеша оделся, сунул доллары в карман и отправился в магазин, переполняясь новыми чувствами. Никогда прежде столько денег в руках не держал, лишь в сладких мечтах спускал капитал на что–нибудь такое–эдакое невообразимое, никоим образом на стиральную машину и утюг не похожее. Не об утвари мечталось две недели назад и не о костюмах с галстуками. Хотелось погрузиться в пучину беззаботного разгильдяйства… или не хотелось?

Я попытался вспомнить, о чем мечтал четыре года студенческой жизни, и ничего конкретного, осязаемого, покупаемого за доллары вспомнить не смог. Все прежние фантазии были бестелесными. Тьфу… Я сплюнул под ноги и остановился перед дверями магазина. В кармане лежали деньги, которые я не мог потратить даже в мечтах еще неделю назад. Теперь оставался только шаг, чтобы окунуться в новые реалии. Неведомые ранее ощущения бодрили и освежали. Я помялся, потоптался, перекладывая деньги из одного кармана в другой. Потом пересчитал наличность – тысяча шестьсот баксов!!!! много больше миллиона рублей!!!! – сглотнул слюну, собрался с духом и зашел вовнутрь. Зашел, имея право называться миллионером. Правда, в кармане лежали не мои деньги, но все же…

Намеченные Жориком покупки к четырем часам дня красовались в квартире. Радиотелефонный аппарат с автоответчиком марки «Панасоник» – на столе в большой комнате, гладильная доска с утюгом «Бош» – в коридоре, стиральная машина «Электролюкс» – на кухне.

Я послонялся по комнатам, потом навел порядок в шкафу с одеждой, кинул в стиральную машину на пробу четыре пары носок и приступил к глажке рубашек, новеньких, на сгибах мятых. В седьмом часу уселся перед телевизором, чтобы посмотреть боевик. Взял со стопки прокатных кассет верхнюю и загрузил в видак.

«Хороший. Злой. Плохой». Клинт Иствуд. Кажется, любимый Жоркин актер. Я о таком не слыхивал раньше. Интересно, кто такой?

Вот Жорка точно не был злым. Хорошим или плохим? Вопрос….

Очень скоро выяснилось, что Жорка на усталого ковбойца совершенно не похож. Абсолютно противоположный типаж. Интересно, почему голливудские герои все как один немногословные мужики с холодными проницательными глазами? Я вспомнил героев видеосалона – Арнольда Шварцнеггера, Сильвестра Сталлоне, Жан–Клода Ван Дамма и Майкла Дудикова. Молчуны, не то что балабол и балагур Жорка. А вот и он, легок на помине. Ворвался в квартиру и сразу зашумел, забурлил:

– Как? Еще не готов?! Вот, елки–моталки! Давай, быстро собирайся. Форма номер восемь, что надели, то и носим! Пулей! Уже полдевятого! Опаздываем!

Пронесся мимо меня в комнату, потом на кухню, оттуда проорал:

– Стиралка ништяк! Агрегат что надо! А носки у тебя на выброс. Новых нет?

Опять промчался мимо. Похоже, переодевался, ужинал и осматривал покупки одновременно. Я встал, выключил видак и через пять минут нарядился повесой – синий кашемировый пиджак, голубая рубашка в тон и блестящие черные штиблеты из–под брюк, отглаженных на загляденье – муха поранится о стрелки!

– А галстук? – спросил Жорик.

Перехватив мой удивленный взгляд, Жорик махнул рукой:

– Ладно. Сейчас повяжу. Только имей в виду – учись завязывать самостоятельно. Пригодится.

Себе он галстук повязывать не стал. Черные брюки, черная водолазка и красный пиджак. Хм, с его «казаками» галстук точно не гармонировал. Собственно и кожаный саквояж в руке был совсем не к месту. Ну да ладно.


назад
Отпустили нас в девять вечера
вперед
Наряженные, напомаженные

  • Метки: