Всю ночь пил воду из чайника

28 июня 1993г.
понедельник

Всю ночь пил воду из чайника. Утром валялся на диване и пытался восстановить в памяти вчерашние события. В голову ничего не лезло. Жорик, способный катализировать общие и частные воспоминания, отсутствовал. Странно. Он всегда находился где–то рядом. Хм, а может, наоборот, его отсутствие было в порядке вещей? Я предположил, что Жорик сначала, как настоящий товарищ, доставил меня домой, а потом, как настоящий джентльмен, поехал провожать девчонок в их дальнее Кукуево. Наверное, девичьи чертоги ему понравились и возвращаться назад Жорик не спешил. Я бы тоже не спешил с обратной дорогой. Ну да ладно. Накануне Жорик намечал, что день будет посвящен обдумыванию житья–бытья. Я сомневался, что в обществе актрисок он сможет выполнить намеченное, но лично мне ничего не мешало.

Перекусив бутербродом через силу, я сел в кресло, включил телевизор, прощелкал до канала «дважды два», убрал звук, отложил пульт дистанционного управления в сторону. Глянул на ви–джеиху, фигуристую брюнеточку в кожаной курточке, мечту и песню, задумался. Телеведущая открывала рот и весьма экспрессивно жестикулировала. Я в полной тишине наблюдал за колыханием форм, погружался в прострацию... Стоп. Я перевел взгляд с экрана на окно. Небо синее, высокое, чище чистого. Ни облачка, как у меня на душе. Самое время в спокойной обстановке поразмыслить над бытием своим.

Итак, чего же такого хорошего и плохого случилось в жизни за прошедшую неделю? С Жориком познакомился во вторник утром. В среду переехал в трехкомнатную квартиру, предоставленную в полное мое распоряжение. К концу недели квартиру оснастили телевидеоаппаратурой, компьютерной, организационной и бытовой техникой, которая раньше могла лишь пригрезиться. Более того. Сегодня, сейчас, все в сто тысяч раз лучше лучшего. На левом запястье поблескивает браслетом «Брейтлинг». В шкафу висят дорогие одежды, носить не переносить. В холодильнике охлаждаются разнообразные продукты – паштеты–сервелатики, творожки–кефирчики... В карманах… нет, в тумбочке лежат двести тысяч рублей, выданные Жориком на мелкие расходы. Хотел ему сдачу с покупок вернуть, но был остановлен: «Оставь, пригодятся». Мои двести тысяч. Сказка, песня и цель жизни – иметь денег больше, чем можешь представить. Зарплата в сторожах равнялась тридцати тысячи рублям, которым безмерно радовался. Если подходить с умом, то пяти тысяч рублей хватало для нормальной жизнедеятельности в течение недели. Без гусарства, конечно. Таким образом за месяц можно скопить десять тысяч, за полгода – шестьдесят, а за год – сто двадцать. Да, именно к этой цели я шел, пытаясь накопить на какой–нибудь видеоплеер, но ни разу больше двадцати шести тысяч в копилке не откладывалось. Как бы я ни старался, как бы жестоко ни экономил… Эх, а тут целых двести тысяч лежат, дожидаются своей участи. На что бы их потратить, если все куплено?

Я встал с кресла, прошлепал до холодильника, вернулся с бутылочкой «Туборга». Отхлебнул из горлышка, пустил внутрь бодрячка, оживился… Продолжаем размышлять дальше. Ну их кобыле в трещину, эти деньги! Надо сделать правильные выводы и разобраться, как жить дальше. Да. Жизнь за прошедшие семь дней переменилась в самую лучшую сторону, о которой мечтать невозможно. Фантазии не хватало представить роскошество, окружавшее меня. Я сделал глоток, второй, третий… воспарил, упиваясь недавними приобретениями, и вернулся в реальность, перевел внимание на темные стороны прошедшей недели. Посмурнел, вспомнив побитого, ограбленного хозяина «БМВ», четыре трупа в «Тереме». Принять как должное и успокоиться? Нет. Нельзя! Почему? Четвертый глоток пива ответа не принес. Пятый, шестой, седьмой… Нет внятного ответа, кроме одного – так нельзя! Так нельзя. Неправильно. Не по–людски.

Я сходил за второй бутылкой пива, вернулся, перестроился на позитивный лад. Вспомнил чудное мгновение, когда теребил в кармане полторы тысячи баксов – безумные деньги, доставшиеся промежду прочим. Чувствовал себя пупом Вселенной. Жизнь удалась, желания исполнены... Нет, не так. Большие деньги легко и просто превратились в удобные вещи, но никоим образом не вознесли на вершину счастья. Прошелестели и пропали в кассе, как любая другая мелочь. М–да, я ничего не имел в недавнем прошлом, кроме набора посуды и одежды. Ну, почти ничего… Старый кассетник и черно–белый телевизор не в счет! Признаю, что был гол, нищ и обуреваем завистью. Жил в безумной неврастении и жаждал денег, жаждал всего на свете, что можно купить. Однако, получив в десятки раз больше, чем мечталось, я не считаю себя удовлетворенным. Черт!!! Я душу продавал не за пиджак и десять галстуков!… Я сходил к холодильнику за третьей бутылочкой, вернулся, отхлебнул… задумался… еще раз задумался… О чем же была недавняя дума? Да, бутылка ноль тридцать три – не наш формат. Не дает сосредоточиться. О чем же я думал до того, как зачастил к холодильнику, а? О деньгах, полученных и потраченных; о шмотках, квартире и аппаратуре? Нет, изначально мысли ворочались в другом направлении. Надо разобраться, что делать завтра, послезавтра и в последующие дни. Да, именно так. Что делать?

Я тянул мелкими глоточками пиво, пялился в телевизор и пытался строить логические конструкции. Получалось плохо. Мысли путались, разбегались и прятались, но самая главная из вида не пропадала. Я точно знал, что мне с Жориком не по пути, надо расставаться. Не стоило во имя каких–то краткосрочных благ становиться таким же преступником и аферистом. Мне глубоко противны Жорины деяния, приведшие к нынешнему положению вещей. Надо как–то половчее от него избавиться. Или не надо. Ясно же, что я шел прицепом и ни в чем не виноват. Значит, можно вкушать плоды Жоркиной деятельности, которые сами падают в руки. Или нельзя?.. Без бутылки не разобраться. Я сходил за очередной, четвертой бутылочкой, хорошенечко приложился, а потом отключил мозги – врубил видак и погрузился в просмотр «Хищника». В первом часу ночи нарисовался Жорик. Грохнулся на диван за моей спиной, расхохотался алкоголически во весь голос:

– Умора! Не поверишь! Был у ребят. Там такие дела творятся, уссышься! В общем, Красный с корешами попал в пески. И прикинь, рядышком второй день тусуются менты, ими же подбитые. Во как! Часа два бились на кулаках. И че ты думаешь? Какие–то уроды их на мушку взяли, двоих подсняли, третьего царапнули. Как только ребята сообразили, что на них сафари идет, к камням ломанули. Пока сваливали, обиды друг на друга не держали, помогали как могли. На утро объединились и, прикинь, голыми руками, на рывок, захватили танк. Просто красавы! Сейчас склад один штурмуют. Думаю, получится. Зуб даю, поднимутся на раз и через недельку–другую в город подадутся, за бараки биться. У них в крови – что у ментов, что у бандюков – под себя клиента нагибать. Молодцы, ребята. Просто берсерки!!! Там давно таких отчаянных не было, лет сто. Рома, ты не представляешь, какая там бойня! Арденны отдыхают! Ну да ладно. Я по делам нашим кое с кем потолковал чуток. Обещали подсобить. Так что совсем скоро начнем деньги зарабатывать. Не боишься?

– Не боюсь.

– Тогда готовься. Завтра начнем дела делать. А пока иди отоспись. Ты с утра нужен бодрым и румяным.


назад
Салат и телятина проскочили на ура
вперед
Сказано – сделано

  • Метки: