Глава 12

Огромная серая машина

Огромная серая машина, сопровождаемая розовыми клубами, мчалась к вагону. Пассажиры вагона, размахивая руками и визжа от радости, бежали к приземистой громаде. Когда расстояние между ними оказалось равным полста метрам, танк затормозил и его накрыло облаком пыли, настигшей, наконец, машину.

Как только розовая пелена рассеялась, раздался жужжащий звук. Сквозь поредевшую пыльную хмарь я разглядел, как плавно опустился ствол орудия. Из дула, содрогая машину, выскочил и пропал оранжево–желтый снопик огня. За снопиком вынырнуло сизое облачко. Раздался грохот. Вагон, объятый пламенем и деформированный, приподнялся и рухнул боком на песок.

Бежавшие к танку люди остановились. Переваривая происшедшее, они проследили, как вагон сползает с бархана вниз, и… оп–па–па!... бросились врассыпную прочь.

Далеко убежать не дали.

Пулеметная очередь, пущенная веером поверх голов, заставила попадать на песок. Я тоже упал.

Что потом?

Я осторожно приподнял голову, чтобы понаблюдать за происходящим с вершинки.

В танке звякнуло, лязгнуло, скрипнуло. Потом, со скрежетом и стуком распахнулся люк на башне, наружу вылез чумазый дядька забавного вида. На голове сверкала медная пожарная каска. Мускулистый, лоснившийся от грязи и пота, торс был обтянут куском серой материи, скрепленной бляхами на поясе и на плечах. Обувь обозначалась гибридом лаптей и сандалий сорок последнего размера. Танкист спрыгнул с танка и не спеша дошел до пассажиров, голосом поднял и знаками построил, разделив на две половины – мужскую и женскую. После этого из бронемашины выскочили еще два вооруженных автоматами молодца.

Один, который повыше и пошире, показался мне начальником. Во всяком случае, на его сверкающей каске красовался пучок конских волос, а хламида, накинутая на мускулистые плечи, имела светло–желтый цвет, в отличие от линялых тряпок сослуживцев. В его осанке, в гордом повороте головы и неспешной работе шейных мышц, в его ленивых движениях сквозили командирские спокойствие и уверенность. Донельзя чумазый танкист, вылезший с командиром, однозначно показался механиком. Он и повел себя как механик. Потирая ветошью руки, обошел машину, попинал траки, заглянул за топливные баки, потом подошел к своим и встал рядом.

Все трое были здоровые, мощные, надутые мышцами. Даже непонятно, каким образом эти смачные здоровяки умещались внутри боевой машины.

Командир, плотоядно улыбаясь, встал перед крайней в строю женщиной, крупной блондинкой. Выражение лица имел однозначное, ничего хорошего не сулившее. Блондинка как–то разом скукожилась, пригорюнилась. Командир медленно провел ладонью по ее щеке, хлопнул по плечу и резким движением сверху вниз разорвал блузку. Блондинка отпрянула прочь, а он радостно заржал, схватил ее за шею и, притянув к себе, укусил за ухо. Блондинка взвизгнула, взбрыкнула и, сраженная ударом под дых, рухнула на песок. Танкист принялся со всей мочи пинать ее. Женщины ахнули. Строй мужиков поломало движение.

Пузатый дядька бросился на помощь к блондинке и рухнул, сраженный очередью из автомата. Стрелял вылезший первым – из автомата от пуза, эффектно, эффективно, почти как ковбой, если бы у ковбоев были автоматы. Песок вокруг рухнувшего покрылся бурыми пятнами. Люди, мгновение назад бывшие строем, с криками-визгами бросились врассыпную.



  • Метки: