Глава 3

Убитый тоской

Убитый тоской, я брел вдоль набережной Москвы-реки. Настроение было наипаскуднейшим. В один день я лишился будущего и всего остального, обещанного четырьмя годами ярких снов. Приработок исчез. Поиск новой работы мог затянуться на неопределенное время.

Что делать?

Неизвестно…

Мое существование грозило оказаться руинами. Цель, к которой я стремился, на поверку оказалась жалким пшиком. Сколько помнил себя, мама наставляла: «Учись, Рома, на пятерки! Вот закончишь институт, устроишься на хорошую работу и заживешь. А кто плохо учится – тот будет кайлом махать и вагоны разгружать на морозе.»

Я верил матушке вплоть до сегодняшнего дня. Пример Владислава Аркадьевича стоял иконой передо мной. По конторским слухам он с отличием закончил МГИМО, потом секретные курсы при МИДе, а теперь возглавлял успешную контору по продаже товаров народного потребления. Даже собирался – по достоверным слухам, опять же – приобрести в салоне «Вольво-940». Черт побери!!! Пока Владислав Аркадьевич копил деньги на иномарку, физкультурники гарцевали на заморском внедорожнике круче бульдозера!

В детстве я знавал пацанчиков, которые не тратили время на копошение в мудреных фолиантах, а тусовались по спортзалам, чтоб подкачать мышцу – дельту, бицепс, трицепс и т.д. В моем городе все было просто. Ботаники шли в библиотеки, чтобы набираться знаний для будущей светлой жизни. Двоечники шли в качалки, чтобы растить мускулатуру, как выясняется теперь, тоже для светлой жизни.

Стало ясно, что ходил я в детстве не туда. Зря бегал по библиотекам и кружкам, и мамку слушать не стоило. Следовало докуривать окурки, прогуливать уроки, трясти мелочь с первоклашек, дергать старшеклассниц за косички и качать, качать, качать нудно, муторно, в поту плечевой корпус, пресс, крылья и все остальное.

Я шел, вздыхал и не замечал, как оказался на проезжей части. В реальный мир вернулся, услышав визг тормозов и стукнув коленку о бампер белого «Мерседеса». «Чуть не задавили!» – вспыхнуло в голове. Левое колено, похоже, раскололось. Я охнул, потер коленку, в момент распухшую, заскрипел зубами от боли.

Дверь «Мерседеса» распахнулась. На дорогу выскочил водитель, замызганный, разъяренный донельзя, и завопил на всю Ивановскую :

– Ну ты, кегля! Смотри, куда прешь! Жить надоело? Щас устроим!

Я понуро кивнул головой. Уж если такие клоуны водят «Мерседесы»...

– Ромка, ты? – на тротуаре стоял парень, до безобразия похожий на Валерку Рославского, бывшего общажного соседа. Он, вылезший с заднего сиденья, отогнал водителя и радостно обнял меня.

– Валерка! – поразился я. – Ух, красавец!

Мы обнялись, похлопали друг друга по спинам и плечам. Засыпали друг друга бестолковыми вопросами: чего? как? где? откуда? И так далее…

Через пару-тройку минут я сидел, нет, восседал на заднем сидении шестисотого «Мерседеса». Валера в один момент развернул мое настроение на сто восемьдесят градусов. Сначала он не терпящим возражений жестом достал из бумажника пачку купюр и вручил мне. Потом пообещал немедленно, как только кончатся выходные, трудоустроить. И напоследок сообщил, что сейчас поужинаем в ресторане.



  • Метки: