глава 22

Валить!

Куда же подевалась эта сучка? Где ее искать?

Я крутил баранку и лихорадочно обдумывал план действий.

Мне позарез нужно было найти Магду. Без нее я мог считать себя покойником. Если же смогу обнаружить ее в ближайшие два-три часа, то может покувыркаюсь еще, может солнышко посветит мне несколько деньков.

Черт! Смеркается, и времени нет совсем.

Так. Восстановим цепь событий.

Я с Юргеном и тремя чайниками пошел в цех, Магда осталась наверху. Руки ей, ясное дело, никто не заламывал, глаза не завязывал. Заслышав звуки боя, два оставшихся с нею чудака побежали помогать своим. Стоп. Я встретил одного, значит, второй остался с ней. Где он? Трупов я больше не видел. Так-так-так. Понял. Я сейчас еду на чьей-то «девятке». Она стояла с прогретым движком и ключами в замке зажигания у ворот института. Я выскочил из ворот, запрыгнул в единственную – выходной! – тачку на стоянке, завел ее и помчался на Мамоновскую дачу. А приехал я в институт с Юргеном на другой машине, и машина эта была красный ”бимер”. Где «бимер»? Наверное там же, где и Магда. Точно. Два охранника, оставшихся наверху, услышали взрыв. Один из охранников бросился на помощь к своим. Второй прихватил с собой Магду и поехал на дачу предупреждать Мамона. Значит, Магда на даче. Тяжело будет выкурить ее оттуда, почти невозможно, но надо сделать это. Только она может сказать, где находится Ханс.

Она знала его местонахождение.

Я был уверен: Ханс сейчас пребывает в Москве и Магда точно знает в каком именно месте.

Только бы мне добраться до нее.

Я въехал на поросший деревьями заснеженный пригорок. Сквозь голые сучья я рассмотрел дачный поселок. Дача Мамона могучей крепостью возвышалась среди двух десятков не бедных особнячков. Я сфокусировал взгляд на бродивших по двору охранниках, какой-то непонятной обслуге и поразился отсутствию переполоха. Что такое? Я порыскал взглядом по стоявшим во дворе машинам и “бимер”, предположительно привезший Магду, не обнаружил. Хм.

Что делать?

Если б я знал, что Магда на даче, все было бы просто. Неприступных крепостей не бывает, а посему был бы устроен ночной штурм Мамоновской резиденции и – вжик-вжик-вжик, уноси готовенького. Но Магды там не было.

Значит, она поехала прямиком к Хансу.

Почему не предупредила местных? Почему они себя так спокойно ведут? Почему… Забегали! Засуетились! Узнали о взрыве! Кто сообщил? Магды здесь нет, а остальные свидетели парят в направлении небес. Ох. Забыл о существовании телефона. Позвонили на дачу из института. Вахтеры-то живые остались, вот и подняли трезвон. Ай-ай-ай, рассаживаются мужики с пушками по машинам. Сейчас начнутся гнилые разборки.

Надо свали вать отсюда поскорее.

Я кое-как развернулся на узком ледяном проселке и, с трудом вспоминая дорогу на Москву, помчался прочь от всполошившейся дачи, вперед к Магде. Только бы добраться до немчурочки, всю душу из нее повытрясу.

Я прибавил газу. Машина резко рванула вперед. Хм. Для гололедицы слишком резко рванула. Вовка так не ездил, был мужик спокойный. А эта кобылка так и рвет. Новая машина, знать. Приятно. И покрышки, видать, шипованные, что приятней вдвойне.

Я вылетел на шоссе и, распихивая всех подряд, помчался к Москве. Где там искать Магду, я не представлял. Впрочем, если сделать допущение, что баба она совершенно безмозглая, в пику утверждениям Юргена о ее незаурядном умище, то в этом случае можно догадаться о наличии некоторого известного местечка. Поедем туда. Через час я буду там. А если прибавить газу, то минут через сорок, если с дороги не вылечу. Я глянул на спидометр – сто тридцать. Ох, гаишники, навер­ное, звериными взглядами будут меня провожать и, как пить дать, снарядят удалую погоню за мной. Еще одна возможная проблема. Ладно. Пока постов нет, будем придерживаться этой скорости. Тем более не я один такой резвый. Сзади «Мерс» шпарит, обогнать хочет.

Я глянул в боковое зеркало и обомлел. Из открытого окна «Мерса» (двадцать градусов мороза!) на меня пялился какой-то мужик, смутно знакомый. Нет, такую харю я нигде не встречал. А вот предмет, высунутый им спустя секунду в окно, мне показался очень и очень знакомым. Автомат Калашникова! Меня собрались уконтрапупить?

Фиг вам!

Я скинул газ, тут же сделал рулем вправо-влево. Машина пошла юзом. Я снова прибавил газ. Описав замысловатую траекторию, Вовка задел левым задним крылом морду «Мерса». Его водитель – видимо, не мастер дорожных пируэтов – сбросил скорость и очень сильно. То, что надо. Я, наоборот, прибавил газу и вырвался вперед сразу метров на сто, что было очень радостно. Я еще прибавил газу. Сто пятьдесят километров в час. Машину начало заметно кидать из стороны в сторону. Прибавлять скорость дальше небезопасно. Черт! Где же моя Берта! Еду на какой-то колымаге, рискую своей задницей, а сзади на хвосте сидят отчаянные стрелки.

Я снова глянул в зеркало. «Мерседес» неутомимо пожирал безопасную для меня дистанцию. Медленно, но верно сокращал ее до убойной.

Мужик снова достал автомат.

Я заложил резкий поворот вправо, заехал за какого-то чайника на «москвиче» и притормозил. Как-только «мерседес» повторил мой маневр, я резко прибавил газу и обогнал «москвич» с правой стороны, чуть не въехав при этом в задницу ползущего передо мной грузовика. Повезло мне. Успел прошмыгнуть в щель между «москвичом» и «газоном». У «мерседеса» такой маневр не прошел. Пока я прибавлял газу и мчался, мчался вперед, мои преследователи тормозили, согласно ПДД обгоняли «москвич» слева, утыкались в еще какого-то чайника, потом еще, еще… А я был далеко. Я мчался вперед с одной единственной мыслью: «Добраться бы только до города, там они стрелять не посмеют».

Три раза ха-ха-ха.

Первую очередь по колесам моей машины преследователи выпустили, когда я промчался мимо гаишного поста на кольцевой и покатил по окутанному сумерками Орехову.

Едва увидев вспышки огня из автоматного ствола, я резко вывернул вправо. Чуть не перевернувшись, «девяточка» вкатилась на какую-то пешеходную дорожку, пропахала по бордюру днищем и выползла на нормальную дорогу, перепендикулярную Каширскому шоссе. Я вдавил педаль газа в пол, замечая при этом, что «мерседес» промчался мимо попавшегося мне аппендикса. Пока ребята будут останав­ливаться и сдавать назад, мне нужно оторваться от них на порядочное расстояние. А там сверну в какой-нибудь дворик и брошу машину. Поминай меня как звали…

Я мчался вперед, петляя по улочкам. «Мерседес» не отставал. За его рулем сидел не очень опытный, но нахальный и самоуверенный водитель. Все предложенные ребусы этот наездник разгадывал. Разгадывал не всегда с первого раза, но тем не менее…

Выкатился я на какой-то мост, сбросил газ и покатил, медленно покатил на тот берег. Зачем? Не знаю. Но определенно могу сказать, что не зря питаю отвращение к мостам, по которым всегда тянутся кучи чайников. Никого не объедешь, все медленно ползут гуськом друг за другом. Тра-та-та. Сухие щелчки горстью фасоли сыпанули по борту машины, но меня не задели. И на том спасибо. Расталкивая с глухими стуками вялоплетущиеся автомобили, я рванул вперед. Хорошо, что габариты моей малолитражки позволяли, хоть и со скрежетом, но просачиваться в мелкие просветы между машинами. «Мерсу» было посложнее… Нет, нахрапистый водила оказался там, попер за мной как на танке.

Ай, вырвался я на простор все-таки. Давай-ка теперь вперед со всей мочи, братишка, покажи на что способен!

Стоять! Я увидел треклятый «Мерседес», приблизившийся ко мне как призрак настолько близко, что можно было замерзнувшим на лету плевком попасть в ствол автомата. Я крутанул руль влево, подставляя свой бок под наглеца и при этом держа ногу на газе. Бум! Глухой удар, толчок. Теперь резко вперед!

Не успел!

Мою машину развернуло. Она вылетела на встречную полосу, пролетела немыслимым юзом через нее, чудом не попав при этом под самосвал. Ба-баммс! Моя “девятка” вылетела на какую-то заснеженную площадку.

Газу!!!

Двигатель взревел, машина дернулась и помчалась по нетронутой целине прочь от дороги, на которой – я видел в зеркало заднего вида – стоял «мерседес» с удивленными седоками. Хе, тоже решили поехать за мной, но не так-то просто это сделать. Надо встречные грузовики пропускать, которые так и норовят наехать на разжиревших буржуев в иномарке.

Что-о-о-о?!!! “Девятку”затрясло, замотало, как в барабане стиральной машины. Я выпустил руль из рук, снова вцепился в него и головой въехал в потолок, чуть не сломав при этом шею. Машина завалилась на бок, проехалась, кажется, на двух колесах, снова приняла нормальное положение и один-два-три-четыре раза описала круг вокруг своей оси. Чуть мозги из ушей не потекли от такого стремительного головокружения. Я проморгался и обалдел. Машину вынесло на Москву-реку! Подо мной затрещал лед. Вот так вот!!!

Я лихорадочно повернул ключ зажигания – движок заглох! – и ничего у меня не вышло. Еще раз! Ага, завелся. Теперь вперед! Вперед! Машина, отталкиваясь шипами от прогнувшегося льда, рванула прочь от опасного места. Я оглянулся. Выступившая сквозь щели вода окрасила темными пятнами место моего предполагавшегося погружения. Пока везет. Один ноль в мою пользу.

А это что такое? Преследователи на «Мерседесе» наконец выскочили к месту моего выезда на декабрьский, как-будто бы крепкий, лед. Не раздумывая ни на секунду, молодцы бросились за мной в погоню. Может быть, им не стоило этого делать. Я же говорил, что водитель «Мерса» был мужик наглый и не очень умный. Не учел он, что вес его машины с пассажирами больше моего раза в два. Потому, прокатившись по обламывающемуся льду метров десять, его машина ушла в воду, как подводная лодка со стапелей верфи в кадрах кинохроники. Я в детстве такое видел. У ребят игра с судьбой закончилась со счетом ноль один в пользу хитроглазой.

Но что это? Недалеко от места погружения «мерседеса» на лед выскочила какая-то горбатая малолитражка, похожая на мою, и устремилась, сверкая фарами, за мной. Эти-то откуда взялись? Вторая серия погони? Не все бандиты утопли? Разгоряченный противостоянием «моя «девятка» – их «Мерседес», я не заметил, что за «Мерседесом» тихой сапой крался еще один экипаж? Однозначно, надо сваливать от этих тоже.

Я помчался вперед, с опаской прислушиваясь к звукам, влетавшим в салон извне. Под колесами, кажется, не трещало, но я чувствовал, как ходит ходуном лед под машиной. Не дай бог выскочить на стремнину. Там лед тонкий. Попадешь – и шли привет ершам от автомобилистов-водолазов! Надо прибавить газу. Чем больше будет скорость, тем большую нагрузку сможет выдержать лед. Эти лихачи из «Мерседеса» физику в школе, наверное, прогуливали и никогда на водных лыжах не катались. Зачем они начали тормозить? Глупо. Впрочем, утопленный «Мерседес» меня волновал меньше всего. А вот ребятишки, продолжившие погоню за мной, начали действовать на нервы.

Что делать?

Жизненный вопрос. Полтораста лет ищется ответ и все без толку. Что делать? Что делать?

А это что за лампочка горит? Ага, топливо на исходе. Печальное известие. И впереди темнеется нечто похожее на полынью. Еще печальнее, если… Нет, повезло. Полынья оказалась локальной,. Объехать ее удалось. Я оглянулся. Ребята сзади тоже объехали, даже умудрились приблизиться ко мне.

Сколько же мне кататься по льду? Что-то он опять начал подозрительно выгибаться подо мной, ходуном заходил. Наверное, впереди находился какой-нибудь комбинат, сливающий свои отходы в Москву-реку. Отходы незамерзающие, вот ледок и истончался. Я прижался поближе к берегу. Там лед тоже гнулся, хоть и поменьше. Когда катил по середине реки, ощущения были – полный улет. Будто по волнам на скуттере мчался, уводило влево, вправо, чуть не укачало. А те ребята как? Ага, не отстают. Ладно. Помедленнее покатим, еще помедленнее. Сокращаем дистанцию. Что? Стрелять приготовились.

Была не была.

Я вывернул на середину реки, выжав газ до упора, и помчался к противоположному берегу. Кажется, сзади что-то захрустело.

Есть!

Лед под моими колесами трещал, ломался, почти крошился. Последовавший за мной автомобиль, увы, зацепил колесами не твердую поверхность, а крошево над проточной холодной водой. Ушла их машина ко дну. Не сразу, конечно, а секунд за десять. Идиоты, перестрахо­вываясь, держали двери открытыми, чтобы удобней было выскакивать. Были бы двери закрытыми, глядишь минутку машина побулькала бы на поверхности.

Я прижался к противоположному берегу и уже в спокойном, заслуженном одиночестве покатил вперед. Где-то через километр я обнаружил ступеньки, ведущие от набережной. Тихонько я подъехал к ним, попробовал выехать наружу, на берег, но безуспешно. Только зад машины утопил в воде. Разло­мался лед под тяжестью неподвижного автомобиля. Выскочил я из машины через открытое окно и взбежал по ступенькам наверх.

Мне нужна была Магда. Глупая, бестолковая немецкая женщина. Знаю я таких, как облупленных. Что у ней в мозгах? Кирха, кухня и киндерята. В первое она не ходит, последнего у ней нет, будем искать на кухне. Надо ехать на квартиру.


назад
Дураки
вперед
Кисонька