глава 9

Кончай репу морщить!

– Кончай репу морщить! – Жорик ворвался в кабинет: – Поехали в модный клуб, встряхнемся, заодно бизнес-процессы понаблюдаем.

– Какой клуб? Какие процессы?

– Дали наводку. Куча позитивных телочек!

– Что значит – позитивных?

– Безотказных. То есть дадут полюбасу и если повезет то бартером, главное в клуб прорваться.

Поехали в центр к Парку Культуры. Мимо рыбного ресторана, мозги проевшего рекламой по ТВ, мимо сурового фейс-контроля вжучились в помещение, оказавшееся огромной дискотекой и тут же столкнулись нос к носу с пэтэушниками, которые давным–давно в другой жизни ехали со мной в вагоне. Жорик обменялся с ребятами рукопожатиями и пояснил мне в ухо, но так громко, чтоб слышно было в радиусе метра, что ребята держат ларьки по Москве, но щенки эдакие, вместо того, чтобы заниматься бизнесом, пропадают в «Ред Зон», «Джампе» и других очагах молодежной культуры. В том числе и тут. Будем разбираться! Потом махнул рукой в сторону танцпола, мол, давай туда иди, пока здесь разборки проходят.

Я огляделся и обнаружил девушку, скромно подпиравшую стену и тоскливо озиравшую зал. Каждого мужчину в зале сканировала, грустила. Я так же на дискотеки ходил: сканировал девчонок и грустил, понимая, что до меня не снизойдут. Родная душа! Я подошел к девушке, чтобы представиться, пригласить к ненавязчивому общению двух аутсайдеров, но был стремительно послан... куда именно – не расслышал из–за громкой музыка. Однако по артикуляции ясно, что на три буквы. Почему–то вспомнилась Регина. Оп–паньки! У меня же денег вагон. Теперь что не в порядке? Я ж натуральный миллионер! Почему как и прежде не вызываю экзальтацию у девиц, даже вот у таких скромниц, подпирающих стенки?

Подскочил Жорик, проорал:

– Ромка! Красавчик!!! Их тут бригада целая, а ты умудрился к мамке подкатить! Договаривайся с обезьянками напрямую. Тебе какую?

Я пожал плечами. Жорик отошел куда–то за колонну и вернулся с двумя девчонками. С одной из них я поехал в гостиницу, не совсем представляя, как надо понимать Жоркино напутствие: «Оплачено по полной. Олл инклюзив».

...

С утра в моем кабинете сидел Жорик с десятком листов, испещренных каракулями. Уступая место за столом, Жорик сообщил, что с утра изучил деятельность «Промы импэкс». Резюме краткое – суходрочка, а не деятельность. Я согласился, Жорик скомандовал:

– Созывай народ. Вчера наблюдал, как заточен бригадный подряд у блядей. Будем перенимать!

– Чего?!

– Понимаешь, твои менеджеры – это пупсы на зарплате, которым процесс извлечения прибыли не очень интересен. Им интересней чего–нибудь в свой карман намутить.А вот во вчерашнем клубе порядок наведен идеальный. Проститутки платят маме фиксированный прайс за доступ в клуб при полном отстутствии геморроя с охраной и зарабатывают кто во что горазд. Мамка стоит в стороне и фиксирует прайс на вечер. В пятницу двести с рыла, в субботу – сто. Будем действовать так же, фиксировать прайс и трясти твоих пупсов. Созывай народ!

Менеджеры, шестьдесят два человека, собрались в холле. Жорик начал речь. Сначала констатировал факт, что все мальчишки взрослые, не бараны, пастух не нужен. Потом озвучил решение – реорганизовать компанию «Прома импэкс» в торговый дом из двадцати шести компаний. Во главе двадцати четырех встанут начальники отделов. Двадцать пятая управляющая компания будет называться «Торговый дом Прома». Директором туда назначается Юрий Шако. Двадцать шестая компания «Прома инвестментс» будет аккумулировать прибыль с торговли и вкладывать в производственные предприятия. Директор Роман Песков, прошу любить и жаловать!

Народ забурлил, заинтересовался, как будут сливать отделы в компании – это раз. Как будет оплачиваться менеджерский труд – это два.

Жорик объяснил, что принцип слияния прост – по близости рода деятельности. Отдел бытовой техники сливается с отделом электроники, канцтовары с сувенирами, посуда с бытовой химией и так далее. Директором назначается тот, у кого выше показатели по продажам. Все менеджеры становятся акционерами и получают половину акций подотчетной компании. Если нужны дополнительные деньги – идут в «Ватрушку» и подписываются на кредит. Каждой компании будет предоставлена кредитная линия в размере месячного оборота. Кидалова не будет. Чичу никто из директоров не увидит до тех пор, пока не начнет куролесить и наносить преднамеренные убытки.

Менеджеры немного подискутировали с Жорой. Например, кому–то доставалась компания с миллионным оборотом, а кто–то торговал приспособлениями для дачи, товаром сезонным и не самым нужным. Жорик принял простое решение. Отделы, чья прибыль маленькая и нестабильная, объединили с более успешными. После часа прений в холдинг вошло девятнадцать компаний, которые занимались всем на свете. Менеджерам зафиксировали зарплату в семьсот долларов. Дивиденды пообещали платить ежеквартально.

С плеч свалилась гора проблем. Моей обязанностью стало рассматривание платежек и подсчет денег, отправленных Торговым домом "Прома Импэкс" в «Прому инвестментс». Раз в неделю я давал указание, чтобы напечатали платежку и переправили средства на Жоркин филиал куда–то в прикаспийские степи. На счетах «Промы Инвестментс» я оставлял десять процентов. Дела пошли веселей. К концу года «Торговый Дом Прома» занял все помещение «Металлснаба». Тридцатого декабря по установившейся традиции отмечали Новый год всем Торговым домом.

«Для рядовых сотрудников сняли пансионат, пусть веселятся. Выезд сегодня вечером, ровно в шесть. Всех лично обзвони и предупреди. Ясно? Дальше. Сообщи директорам, что боссы собираются отдельно. В «Тереме» заказан банкетик. В пансионат подтянемся завтра своим ходом, – с утра шумел Жорик, инструктируя секретаря Иду. – Понятно? Не перепутаешь?»

В «Терем» руководство «Промы» отправилось по старой памяти на «Икарусе».


назад
После новогодней пьянки
вперед
В "Тереме" веселье