глава 7

Мелкие коммерсанты потянулись в «Ватрушку»

Мелкие коммерсанты потянулись в «Ватрушку» чередой. Предоставляли документы, открывали счета и получали немного денег. Через месяц, когда дела налаживались, то есть по расчетным счетам туда–сюда гонялись рубли и доллары, в дело вступал Чича. Выезжал с бригадой к коммерсанту и тактично интересовался, не испытывает ли какие трудности многоуважаемый клиент «Ватробанка». Мол, все кредитуемые для нас как дети родные, готовы каждого лелеять и холить. Правда, небезвозмездно, то есть за доляшку с оборота. Оповещенные Вадиком атлеты хорошо представляли бухгалтерию клиента и речь вели о конкретных суммах. Если заемщик пытался отбрыкаться от навязываемой опеки, канва беседы менялась: дорогой товарищ коммерсант, имеем сомнения в возврате кредита. Мы – люди маленькие с мозгами невеликими, но со стальной мускулатурой. Защищаем инвестиции, ничего личного, только бизнес. Короче, хотим следить за процессом. Иначе стукнем в лоб и все отнимем, имеем право!

Почти все заемщики соглашались на Чичину опеку и ежемесячно платили оброк – десять процентов от прибыли, посчитанной ватрушкинскими бухгалтерами. Некоторые отчаянные парни отказывались сажать на шею очередных дармоедов. В этом случае Чичины атлеты забирали товар, у храбрецов возникали задержки с выплатой процентов по кредиту. Через месяц Чича на совершенно законных основаниях отнимал абсолютно все – квартиры, машины и прочие ценности, обозначенные залогом по кредиту.
От Чичиной опеки могли избавиться только серьезные люди, которые услугами «Ватрушки» не пользовались. За дармовыми кредитами обращались рисковые бизнесмены с легким отношением к жизни и отчаянным желанием заработать первый миллион. Получалось у них плохо. Чича с бригадой отжимали все подчистую, а в «Проме» до кучи к полусотне имевшихся отделов добавился риелторский.

Нагрузка на Хрякинский склад удвоилась, а потом случилось маленькое чудо, вызванное летним бездельем. В августе, от нечего делать, я насчитал в алкогольном прайс–листе шестьсот пятнадцать позиций и решил упорядочить ассортимент. Все зависшие в «Ватрушке» деньги отправил на оплату предновогодних поставок согласно позиций, представленных на складе куцо. Памятуя о предстоящем новогоднем ажиотаже, заказал и проплатил ходовой алкоголь с кондитеркой в два раза больше нужного. Оказался стотысячекратно прав. Ура! На «Прому» рухнул вал покупателей, на этот раз из зажиточных регионов, которые отоваривались не ящичками того–сего, а фурами. Если в фуре оставалось место – а зачем зря гонять? – покупали вдогонку все, на что падал взгляд. Склад опустел, менеджеры занялись скупкой товара у московских оптовиков. Случилось открытие, потрясшее меня и Юрика. Оказывается можно, забыв про геморрой с таможней, покупать в Москве любую бытовую технику и перепродавать за три–четыре дня с десятипроцентной наценкой.


назад
Осенью стартовал новый этап
вперед
После новогодней пьянки