глава 3

Спалось получше

Спалось получше, чем в больнице, но раны и порезы по прежнему чесались и зудили одновременно, либо по очереди с задержкой в пару секунд. Ни одна поза, разрешенная организмом, не давала покоя больше, чем на полминуты. Я сотню раз считал и пересчитывал – ровно тридцать секунд, после которых начинался ад, все конечности оказывались пронзенными этими, как его... Забыл... Голова гудела от бесконечных уколов в жопу... уф...

В квартире поселилась медсестра, ухаживавшая за мной. Лица не запомнил, только мягкие горячие ладошки перед уколом. Что творилось после укола – без понятия. О неделе проведенной дома в компании медсестры, мне потом рассказывал Жорик, показывая на себе – сиськи во! жопа во! мордаха – вылитая Голди Хоун, а ты, лошарик такой, лежишь овощем и жопень под щипочки подставляешь. Ой–вэй, такая телка осталась неёбана!

Так же между делом Жорик сообщил, что передоверил Чичину бригаду Путчисту, который начал кредиты раздавать налево и направо, и поэтому озаботился возвратом инвестиций. Лучше Чичи коллектора во всей Москве не сыскать. Только чичины отморозки способны выбить и выжать любой долг из любого должника. Путчиста, кстати, уже в Пиночета переименовали.

– А нам какая польза? – не понял я Жоркиной радости. Надеялся, что Жора натравит Чичу на моих конкурентов и жизнь опять окажется беззаботной, как полет бабочки в вишневом садике.

– Рома, ты – валенок, официальный! Могу диплом выписать! Не чуешь, что рынок забит алкоголем? Отбивать по три конца, как раньше, не получится. Халява кончилась. Отстреливать конкурентов замудохаешься. Лучше Игги Попа вруби и зарядись энергией для позитива. Сик энд Дестрой! Теперь только так. Пиздюков, тебя заказавших, мы по–любому найдем и уничтожим, не сцы. Юра составил список конкурентов на трех листах, разбираемся, кто там самый борзый. Месть – это хорошо, но надо думать, чем заниматься дальше. У нас поллимона натуральных денег и все вбуханы в алкашку, а это есть неправильно. Бабосы надо распылять над плантацией, а не зарывать в одну грядку, как Буратино! Теперь наблюдай за ходом мысли. Чича отнимает у должников товары, купленные на пиночетский кредит. Что с товаром будем делать? Правильно! Завозить на склад в Хрякино. Ответственным назначишь кого–нибудь из толковых менеджеров. Пусть выясняет, сколько стоит Чичино барахло в среднем по рынку и скидывает чуть дешевле, но без демпинга, чтобы не привлекать внимание. Две трети полученных денег возвращаем Чиче с Вадиком. Остальную треть выделяем на поощрение менеджера и себя. Смекаешь?

– Приблизительно.

– Тогда за работу. Чего доктора сказали? Когда трудиться?

– Через недельку понемножку.

– Отлично. Смотри, как мутить будем. Если товар продается хорошо, начинаем заниматься им самостоятельно. Где добывать – париться не надо. Пиночет скинет документы, заполненные при выдаче кредита. Контакты поставщиков, закупочные цены и прочее. Таможить будем через Антона. Начальнику нового отдела ставим задачу – через месяц нести прибыль в кассу.

Жорик расписал будущую деятельность и уехал. Отлежавшись три дня дома, я приступил к отладке предложенной схемы. Поехал в офис, весь в бинтах как мумия. Ребята, завидев меня, дико ржали: «Береги руку, Сеня!». Я внимания не обращал, сидел в кабинете, рассматривал отчеты и поражался Чичиному энтузиазму. Каждую неделю на Хрякинском складе выгружалось по две–три фуры выбитого долга, которые «Прома» оплачивала по таксе, сама собой получившейся - пять тысяч долларов за ходку. В Чичиной бригаде крутилась уже не полтора десятка резких пацанчиков, как раньше, а раза в три побольше числом, и раза в полтора поширше телосложением. У входа в "Терем" парковались наглухо тонированные «Чероки», «Тахо», «Эксплореры», «Паджеро», «Ландкрузеры» и вазовские «восьмерки» без счета.

Результаты Чичиной деятельности озадачивали. Где–то в дальней части мозжечка шевелилось неудовольствие, что Чича грабил честных коммерсантов, а я на этом наживался. С другой стороны такими стали новые правила игры. С самого верха спустили команду: "Фас!"

Надо забыть все, чему учили в школе, почти как в стихе:

Отвяжись ты, шелудивый,
Я штыком пощекочу!
Старый мир, как пес паршивый,
Провались — поколочу!

М–да. Такие правила новой игры. Цепочка, ведшая товар на Хрякинский склад, при здравом рассуждении казалась правильной. Я сдавал промовскую выручку, то есть собственные кровно заработанные денежки, в «Ватрушку». Чтобы деньги не лежали мертвым грузом, Вадим–Пиночет кредитовал ими сторонних лиц. Если кредит не возвращался, следовало принимать меры по возврату денежных знаков, моих личных. В общем, Чича возвращал мне мои же деньги. Стало чуть полегче на душе.


назад
День выписки из больницы
вперед
В середине апреля