Телефонисты

Я задрал голову вверх и сосчитал этажи. Их оказалось три. Мансарды не было. «Хорошо Мамон устроился, но можно было лучше,» – подумал я и повернулся к приданному в помощь монтеру:

– Тебе все понятно?

– Так точно, товарищ капитан.

– Сергей, ну ты чего? – я толкнул его в бок. – Я – коллега твой, зовут Юозасом Юозасовичем. Опять все повторять сначала?

– Все понял, Езас Езасыч.

– То-то.

Мы подошли к бронированным дверям уютного желтого особнячка, тихо стоявшего без табличек и указателей в глубине Арбата. «Хорошо Мамон устроился,» – еще раз подумал я и нажал на кнопку звонка.

– Вы к кому? – пробулькало электронное устройство, работавшее в паре со звонком. Там еще видеокамера была, ее глазок тускло отсвечивал в лучах заходящего солнца.

– Мы телефонисты, – представился я в микрофон.

– Сейчас.

Через минуту дверь открыли и нас пустили внутрь.

Внутри все оказалось легко и просто.

– Серега! – кричал я через пару минут. – Прозвони-ка синий конец.

– Есть, Езасыч! – отвечал напарник из глубины подвала.

– Ни хрена нет! Пробой, кажись!

Я сидел на корточках, тыкал пробником в провода и крутил головой по сторонам, тщательно запоминая увиденное. Охранников было пять человек. Двое располагались у входной двери и общались с посетителями. Выпытывали у них, по какому делу пришли, да к кому, да есть ли их фамилия в журнале регистрации посетителей. Третий охранник, похоже самый главный, регулярно прохаживался мимо меня, изредка давал указания двоим у входа. Еще два сонных паренька в синей униформе время от времени появлялись в коридоре. Где-то рядом, похоже, располагалась их комната отдыха. С вооружением охраны я не разобрался. Похоже, кроме обязательных дубинок у сидевших на входе имелись помповые ружья. Надо будет проверить потом… Сотрудников конторы на первом этаже было немного. К их одеждам на месте, к которому раньше комсомольские значки крепились, были подколоты бело-синие карточки с фотографиями. Хм…

Меня тронули за плечо. Я вздрогнул от неожиданности и увидел над собой упитанного мужичка. На визитнице было написано «Сергей Ильич Окунский, зав.хоз.частью»

– Проблемы есть? – спросил он, ласково заглядывая в глаза.

«Похоже, проблемы скоро будут у тебя,» – чуть не брякнул я, но вовремя осекся. Пожал неопределенно плечами и промычал:

– М-мм…Э-ээ… Как сказать…

– Все понял. Пятьсот?

– Э-ээ…

– Тысяча?

Я наконец прочистил горло и задал наивный вопрос:

– Вам к какому числу неисправности устранить?

– Как это к какому? – Сергей Ильич от удивления чуть не подпрыгнул.

– Ну, к Новому году, думаю, управимся.

– К какому Новому году? Вы что? Нам побыстрей бы…

– Не знаю. Работы много. Тут у вас с проводкой полный караул.

– Ребята, надо постараться. По сто долларов на брата устроит?

– Вот это серьезный разговор. – Я распрямился, вытер ветошкой руки и заверил: – Ильич, всю ночь будем пахать, но к утру сделаем. По рукам!

Завхоз облегченно выдохнул воздух из своей объемистой груди и вложил в мою протянутую руку две купюры. Пока я перекладывал деньги в карман, господин Окунский добрался до начальника охраны и, показывая пальчиком в мою сторону, что-то сказал. Тот кивнул головой и пошел дальше по своим делам. Завхоз последовал за ним.

Персонал потихоньку разбежался по домам, особнячок опустел. Остались охрана и мы с Серегой. Радостной для меня деталью было то, что охрана после пересменки оказалась в усеченном виде – в три бойца.

Я отдал Сереге все бабки, врученные мне завхозом, и приказал:

– Сейчас поедешь домой до одиннадцати вечера. В одиннадцать будешь здесь. При себе иметь моток кабеля, чтоб было правдоподобно. Как будто за кабелем ездил. Понял?

– Понял.

– Тогда подожди пока.

Я подошел к скучавшему у входа охраннику и наивно поинтересовался:

– Уважаемый, кабелек у вас есть, метров десять?

– Откуда?

– Понятно. Придется гонца засылать.

– Засылай.

– Серега, давай. Одна нога здесь, другая там, – махнул я рукой напарнику.

Серега был таков. Исчез, как будто не было его. Очень шустрый помощник оказался у меня. Хорошо бы было иметь Серегу напарником и дальше. Очень пригодился бы. Вот только имел я красивое правило работать без помощников. Проще и надежней действовать в одиночку. Никто не кинет, не подставит.

Я вернулся на исходную позицию, к офисной мини-АТС, находившейся в комнате в конце коридора. Очень неудобное место. Пришлось опять вернуться к скучному охраннику на входе, который уже кемарил, положив голову на стол.

– Эй, командир, – разбудил я его. – Надо всю вашу халабуду осматривать. С проводкой полный бордак. Пока время есть, давай пройдусь по заведению.

– Валяй.

– А там двери открыты?

– Не-а, – охранник оторвал голову от стола и прокричал: – Леха, ползи сюда. Дело есть.

Пока Леха нечленораздельно бурчал в комнате отдыха, я присматривался к предмету, прислоненному к столу и прикрытому ногой охранника. Выгнувшись, как царица-лебедь в виденном в детстве балете, я узрел-таки, точно, помповое ружье. Тут и Леша подошел, звякая связкой ключей.

Я в его позвякивающем сопровождении поднялся на второй этаж и принялся дергать провода, проложенные в коридоре вдоль плинтусов. В процессе дерганья я не забывал знакомиться с обстановкой. Обстановка не впечатляла. Неровный пол, покрытый линолеумом, крашеные стены, тусклое освещение, деревянные двери. Телекамер слежения нигде не было. Мамон на безопасности, как и на всем остальном, решил сэкономить. Зря. Разместил бы по конторе десяток камер, монитор в комнату охраны поставил бы, глядишь всплыли бы передо мной проблемы. Пока же их не было. Я принялся разглядывать таблички на дверях. Тоже ничего особенного.

Вслед за проводами я перебрался на третий этаж. Там, судя по табличкам, располагалась сплошная бухгалтерия и кое-что из хозяйственных служб. Массивная позолоченная табличка с пятью литыми буквами “МАМОН” не обнаруживалась. Похоже, клиент скрывался под псевдонимом. Я попытался было вспомнить Мамоновскую фамилию, которую никогда не знал, и плюнул. Легче было здраво рассудить, что большие начальники пешком подниматься не любят. Во всех известных мне солидных учреждениях кабинет директора находился на втором этаже.

Я спустился этажом ниже и опять прошелся по коридору. Взгляд, устремленный к осточертевшим проводам, время от времени переводился на таблички. “Отдел оптовых продаж”. Не то. “Торговый отдел”. Тоже не то. “Транспортный отдел”. Совсем не то. А это что за дверь без названия? Я повернулся к Алексею: “Открывай, будем внутри проводку проверять. Похоже, тут обрыв. Или по фазе сдвиг.” Алексей был парнем далеким от техники, из сказанного мною ничего не понял, флегматично открыл дверь. Комната оказалась нетелефонизированной кандейкой. Хм. Я прикрыл дверь и продолжил поход вслед за проводами.

В конце коридора была обнаружена еще одна неотабличенная дверь. Я, вспомнив допущенную минуту назад ошибку, проследил взглядом за проводами. Они тянулись под дверь. Я наклонился к плинтусу, ткнул отверткой в чуть заметную щель и сказал Лехе:

– Похоже, здесь. Открывай.

– Не получится. Отсюда нет ключа. – Алексей отрешенно зевнул, посмотрел красноречиво на часы и еще раз зевнул.

Похоже, я наткнулся на искомое:

– Тогда пошли вниз.

– Пошли.

Серега прибыл точно в двадцать три ноль ноль. Согласно моего предписания в его руке находился увесистый моток кабеля. Сопровождаемые квелым Алексеем, мы в темпе вальса – на раз-два-три – заменили какой-то исправный кабель еще более исправным. Потом Серега по единственному рабочему телефону позвонил на станцию, пошушукался с тамошней Галиной и… о, чудо! Телефоны заработали. Мы попрощались с охраной и разошлись по домам.

Подготовка была благополучно завершена. Дело оставалось за малым. За штурмом.


назад
Офис

  • Метки: