Жорик отошел от остановки

22 июня 1993г.
вторник
9-45

Жорик отошел от остановки поближе к светофору и, подбоченясь, вперился в поток машин, подкатывавших к перекрестку. Через полминуты, вот это да! среди десятка отечественных автомобилей нарисовалась «бээмвэшка» нежно–голубого цвета.

Солнечные блики гуляли по лаковой поверхности. Хищный капот стелился над дорогой. Могучие шины выпирали из колесных арок. Ах! Что за чудный автомобиль, сверкающий и недостижимый! Я стал дожидаться момента, когда водитель подрулит к остановке и с широкой улыбкой Фернанделя пригласит в салон. Вопреки предвкушениям, случилось диаметрально противоположное.

Дождавшись смены красного света на зеленый, вожделенная машина взревела двигателем и, скребя асфальт покрышками, дернулась вперед. В тот же миг Жора отважным Александром Матросовым бросился на капот машины. Иномарка взвизгнула тормозами и замерла на месте. Неудавшаяся попытка самоубийства? Нет! Коварный план!!! Из салона, рокоча: «Ты, тр–рруп, куда пр–решь?!!!», выскочил здоровенный громила и с невообразимой для десятипудовой комплекции стремительностью бросился на Жорика. Мокрое место должно было остаться от моего новоиспеченного друга, если б оказался он тюфяком.

Но нет!

Жорик увернулся от кулака нападавшего и тут же боднул то ли лбом, то ли макушкой нижнюю челюсть опешившего верзилы. Выше Жорик достать не мог, но и этого оказалось достаточным. Круто замешанный детина, Монблан мышц и Эверест самоуверенности, схватился руками за выбитую челюсть и тут же повалился оземь, сраженный десятком резких до невидимости ударов. Жорины кулаки и коленки каллиграфически расписались на всех без исключения болевых точках могучего организма.

– Ничесе!.. – восхищенно выдохнул я.

Жорик с трудом, но быстро, наверное за счет опыта, запихал владельца иномарки на задний диван машины, прыгнул за руль и проорал в открытое окно:

– Кто заказывал такси на Дубровку?

– Ты че, очумел? Ну ее, – пролепетал я. – Не–ееее…

– Ромка, хватит выделываться. Садись и поехали. Народ смотрит. Ну, – одномоментно сменив веселую маску лица на свирепую, рявкнул Жорик.

Я, косясь на бесчувственного гиганта сзади, сел в пассажирское кресло.

– С ним все в порядке? – кивнул я на неподвижное тело.

– В порядке.

– А вдруг очухается?

– Не раньше, чем через час. Но мысль занимательная.

Мы проехали перекресток и где–то через километр на пустыре остановились. Жорик выволок малоприятный груз из салона и оттащил к замеченной еще издали траншее.

– Ты чего собрался делать? – хотел было вырваться у меня вопрос, но застрял где–то в утробе. Я закашлялся. Быстро сообразил, что перечить Жорику – заниматься членовредительством. Безопаснее восседать в упруго–мягком пассажирском кресле и отстраненно наблюдать за происходившим.

Происходило следующее: Жорик в момент перерыл карманы верзилы, и освободив от денег и прочих ценностей, скинул в траншею вместе с хозяином, после чего бегом вернулся к машине. Нет, за руль не сел. Открыл багажник, пошуровал там, погромыхал, позвякал… разразился руганью в адрес спортсменов, взращенных Родиной на радость трудящимся, спекулянтам на погибель, в итоге совсем потерявших нюх, честь и совесть, а также чувство самосохранения.

К водительской двери Жорик подошел с бейсбольной битой в руках. Причем держал ее так, словно намеревался ударить по мячу, вот–вот готовому прилететь – держал на весу, вымеривая, выцеливая, выжидая…

– Э–ээх, – с шумом выдохнув, Жора отправил–таки воображаемый мяч подальше к Москва–реке, потом сунул биту под водительское сиденье и плюхнулся за руль. – Ну, точно, дебил. Кто ж биту в багажнике возит? Была бы под рукой, не коптился бы сейчас в траншее. А ты чего смурной такой, а? Поройся в бордачке. Там пистолетов нет? Может он не только бейсболист, но и стрелок–стендовик.

Я повиновался. Залез ладонью в перчаточный ящик и кроме трех польских «Плейбоев» и упаковки презервативов ничего не обнаружил.

– Ништяк, – осклабился Жорик. – А ты знаешь, что за баттера мы уконтрапупили?

– Бандит какой–нибудь.

– Точно. Так что может не поздоровиться, если повстречаем его на жизненном пути. Придется бдить, но это мелочи... Я у него котлету нашел. Жить будем и неплохо, – Жорик помахал перед моим носом толстой пачкой американских денег, завел машину и с визгом колес стартанул в сторону центра. Я отвернулся и принялся рассматривать проплывавшие мимо виды Замоскворечья…

Рассматривал под долгий рассказ об одном Жоркином знакомом, который представлялся биатлонистом, даже справку имел и под это дело помимо снайперской винтовки возил в багажнике автомобиля самые настоящие лыжи марки «Марий Эл». На лыжах и спалился в итоге – размер подвел, детским оказался…


назад
Далеко позади остались холод и тьма
вперед
Непонятно

  • Метки: