Когда я потерпел поражение

22 июня 1993г.
вторник
13-45

Когда я потерпел поражение в борьбе с нудной зевотой, а живот загудел, заныл и заурчал, требуя завтрака с обедом одновременно, из подъезда вышли Ирка с Жориком и, шаркнув друг перед другом ножками, распрощались. Я встрепенулся, захлопнул челюсть и проследил за исчезновением маклерши меж мусорных баков, загораживавших один из трех выходов со двора. Потом перевел взгляд на Жорика, влезшего в салон с какой–то куцей бумажкой в руке.

– Ха–ха, Ромка! – проорал он мне в ухо. – Элитный флэт сарендовали! Почти пентхауз. А вон хозяева уползают.

Из подъезда вывалились молодой и пожилая, махнули в нашу сторону приветственно ручками: «Общий салют! Рады были познакомиться!» и укатили прочь, укутав и нас, и мусорные баки сизым дымом.

– На дачу покатили бабка с внуком, – кивнул в сторону джипа возбужденный Жорик. – Подозреваю, что дачка у них одна из самых выдающихся по всему Рублевско–Успенскому направлению. Проверим как–нибудь. А двигло на «широком» барахлит...

Я молча кивнул. Меня занимали другие проблемы. Голова пухла в поисках объяснений происходящего. Но как только я открыл рот, самый бестолковый из множества имевшихся вопросов, растолкал толпу насущных, важных, животрепещущих и свалился с языка:

– Ух, ты! Зачем квартиру снимал?

– Чтоб тебе было где жить. Вот ключи, – небрежно помахал увесистой связкой Жорик. – За месяц вперед уплачено, хоть сейчас въезжай. Но сначала мы чего–нибудь зажуем.

Странно. Мне было где жить. Я не мучался отсутствием жилого угла, хотя доставало и не раз, утомление общажной жизнью. Жизнью, в которой все делилось на всех, в которой не было понятия личного, а был коллектив, веселый и разгульный. Жизнью, в которой мирился с отсутствием телефона, телевизора, ванной и прочих признаков цивилизованного жития. Что–то разумное проглядывало в съеме квартиры. Что–то многообещающее скрывалось за событиями сегодняшнего утра. Что–то еще должно было порадовать.

«Так тому и быть!» – согласился я с ходом событий. Все вопросы оставил при себе и, устроившись поудобней в кресле, отдался воле Жорика–водителя. Мы аккуратно выехали из дворика, тихой улочкой добрались до Тверского бульвара и покатили в сторону Арбата. Пока двигались в неспешном автомобильном потоке, я провожал долгим пристальным взглядом «Макдоналдс».

Как только он остался позади, я напомнил:

– Эй, Жор. Мы вроде как поесть собирались.

– Поедим, но не в забегаловке, – скроив надменную рожу, процедил он сквозь зубы, крупные, ровные, ненатуральной полупрозрачной белизны, уподоблявшей их фарфору.

Мне бы такие. Точно, иностранец. Я вздохнул, перевел взгляд на дорогу. Ничего особенного. У Никитских ворот вывернули, взвизгнув шинами, под желтый сигнал светофора на улицу Качалова и тут же свернули в какой–то закоулочек. Проехали тридцать метров и оказались у замызганного стеклянно–алюминиевого ангара. В таких раньше от тунеядцев–алкашей посуду принимали, а нынче осанистый швейцар к дверям приставлен.

– Привет, отец, – бросил ему Жора и устремился вовнутрь, увлекая меня за собой.

Благолепие, в которое я попал, никак не ожидалось. Пространство внутри ангарчика выглядело достойно и даже витиевато. Занавесочки на окнах, репродукции на стенах, фикусы в кадках и прочая культурка. Из невидимых динамиков сочилась инструментальная – саксофон под рояль с контрабасом – музыка. Вился легкий аромат кушаний, приготовляемых на пищеблоке. Туда–сюда порхали опрятные официанточки.

Жорик отправился к кассе оформлять заказ, я же проследовал в дальний угол к свободному столику. «Хорошо–то как!» – подумал я, потирая в предвкушении ладони. Основательно устроился за столиком. Разложил салфетку на коленях. Покрутил головой по сторонам. Понаблюдал за Жориком, который чего–то там заказывал на кассе. Приметил пару симпатичных официанток, еще раз покрутил головой, и оп... несут! На столе чудесным образом нарисовались две тарелки с супом–харчо, две отбивных, полдюжины салатиков и графин с соком. Подошедший Жорик скомандовал: «А теперь за дело! Бон апти, студент!»

Я согласно кивнул и, вооружившись ложкой, вилкой и ножом, набросился на принесенные блюда.


назад
Непонятно
вперед
После обильного обеда

  • Метки: